Праздник в Маунтейн Мадонна Центре: 90-летие Бабы Хари Дасса!

DSC02971Маунтейн Мадонна Центр расположен на холме, с которого открывается вид на долину. Поселок окружен со всех сторон могучими редвудами. Деревянные домики то бережно спрятаны в темно-зеленых зарослях, то утопают в высокой желтой траве, покрывающей холмы.  Одноэтажные дома жителей поселка скромны и неброски. Их фигурки в рамке солнечных лучей подчеркивают тишину и покой местности. Вытянутый одноэтажный домик центрального здания гармонично дополняет поселковые жилища. В сердце поселка чистейшее озеро, заросшее высоким тростником, мерцает, словно темно-синяя жемчужина, глубокой лазурью. В нем отражается небо, усыпанное мириадами звезд по ночам. А по утрам над озером поднимается теплый пар, будто бы узорными завитками над чашкой горячего чая. Так и хочется нырнуть в озеро с головой, а после, вынырнув, втянуть носом морозную свежесть раннего утра. В лесу на холме приютились палатки приезжих, словно уединенные норки хоббитов. Повыше, на поляне, полукружьем рассыпались деревянные хатки для тех, кто еще не привык к туманам, время от времени заволакивающим горную местность. По утрам туманы выпадают дождем – редкие капли медленно сбегают с листвы и еловых веток. Влажный воздух пронизан чистотой и ощущением загадки. Кажется, вот-вот выйдет из-за сосны старый леший, подмигнет, махнет могучей рукой и снова скроется среди темно-зеленой утренней мглы его истрепанный кафтан, сшитый из прошлогодней хвои. В проблеске ветвей виднеется пруд. Деревья подступают к нему вплотную и укрывают от глаз прохожих. Это уже частные владения, и вход туда запрещен. Зато лягушек слушать не запрещается. Те, что поменьше, начинают перекликаться с наступлением темноты, а уж затем в хор вступают жабы. Охрипшим басом они важно переговариваются, сидя в густой болотной траве, и непременно хочется увидеть участников хора. Но стоит подойти поближе, как слышится поспешное «хлюп», и хор на время притихает.

Природа этих мест располагает к раздумьям, к прогулкам по узким лесным тропам, идущим мимо небольших вытянутых полян. На полянах вьются бабочки и жужжат жирные мухи. В лесу же всегда влажно и приятно прохладно.

DSC02876

Ящерки не снуют, а медленно переставляют короткие лапы, замерзшие ночью и еще не прогретые высоким дневным солнцем. Длинные сопливые улитки-бананаслаки попадаются тут и там в жухлой коричневой листве под ногами. Здесь хорошо пройтись и подумать о бессмысленности «скоростной» нашей жизни, пустых бесконечных разговоров, придуманной суеты – всего того, что представляется важным в городе. Ощущаются совсем другие ритмы, дыхание ветра, стонущий скрип сосен высоко над головой. Только идешь и слушаешь шорохи листвы под ногами, и медленно плывет день – вне пустых ожиданий, вне стремлений к достижениям, вне желания быть лучше и сильнее. Необъяснимое счастье раскрывается белой кувшинкой внутри и с каждый вдохом и выдохом колышется в груди. Вот еще одна ящерка застыла посреди дороги. Заметил ее, не наступил – и она, благодарная, вдруг очнулась и медленно двинулась вперед, в поисках мутно-золотого солнечного луча. И сразу понимаешь важность того, что происходит сейчас, а не где-то там впереди. Прошлое видится всего лишь легким следом, полузанесенным и полузабытым. Ветхий деревянный мост виднеется в густой листве, а в овраге под ним кто-то создал причудливый тайник. Детский голубой дом-ларец весь в серебристых звездах, а рядом приютилась фигурка танцующего Шивы. Кто и для чего создал этот волшебный детский алтарь у поваленного дерева? Могучие корни дерева создали как бы норку, в которую можно прятаться от дождя – заросшее пушистым мхом укрытие для деда-лесовика.

Природа манит своей восхитительной красотой и силой. Но созданное людьми – дома, маленький уютный сад, храм в центре поселка – все это лишь дополняет нерукотворную красоту. Каждый акр земли обработан с усердием и любовью, каждое здание, каждое посаженное растение только добавляют гармонии. Создается ощущение взаимного творчества природы и человека, открывается понимание того, как немного нужно человеку для счастья. Люди, которые живут здесь и выполняют простую работу, сияют изнутри. Их лица спокойны и открыты. Они следуют своему пути и выполняют свои задачи, руководствуясь внутренним природным чутьем того, что правильно для них в данный момент времени.

DSC02929  Маунтейн Мадонна Центр был основан в 70-е годы учителем Карма-йоги Бабой Хари Дассом, человеком огромной внутренней силы, практикующим молчание с 1952 года. Что значит «практикующим молчание»? – спросит человек, мало знакомый с йогическими практиками. Современному человеку трудно представить день без того, чтобы поговорить с кем-то по работе, поспорить на интеллектуальные темы или просто по ерунде, обсудить последние события в мире, потолковать о жизни, перекинуться парой фраз с соседями, позвонить по телефону друзьям и обсудить происходящее на работе с родными за ужином. Человеку дан дар речи, и он использует его не задумываясь. Бабаджи – редчайший, непостижимый для обычного человека пример отказа от слов, произносимых вслух. Уже 62 года он молча постигает этот мир, людей, природу… себя.

Ритрит, на котором нам с мужем выпало счастье побывать, был посвящен 90-летию Бабаджи. По случаю празднования дня рождения учителя в Маунтейн Мадонна Центр съехались люди со всех уголков Америки, чтобы спеть священные мантры, побыть рядом с этим то ли человеком, то ли святым, посмотреть в его мудрые и добрые глаза и сказать спасибо за все, что сделал он для людей в своей жизни – за его книги, за мудрость и пример истинного йогина, выбравшего свой путь и неукоснительно следующего ему…

Бабаджи сидел в своем глубоком кресле, обводя внимательным взглядом зал. Пространство буквально дышало радостью, и каждый вновь вошедший чувствовал безусловность этого счастья. Каждый, кому выпал в жизни шанс побывать рядом с Бабаджи, знает, каким спокойствием и тишиной наполняется сердце в его присутствии.

Хрупкая фигура Бабаджи вырисовывалась на фоне струящихся сквозь окно дымчато-золотистых лучей. Седые волосы рассыпались по плечам жидкими струйками. Изредка он проводил по ним рукой, убирая со лба выбившиеся пряди. В этом простом движении, как и во всех его движениях, отражалась сосредоточенность. Все его внимание было сосредоточено на настоящем моменте – на людях, приходящих за советом , помощью или благословением. Пронизывающим взглядом Бабаджи изучал каждого, кто подходил к нему по узкой ковровой дорожке. Он смотрел на человека и изучал его сердце. Люди падали на колени и склоняли голову до земли, а Бабаджи словно удивлялся этому. В его по-детски сияющих и одновременно  бесконечно мудрых глазах отражалось глубокое понимание того, что творится в душах пришедших к нему людей. Учитель доставал из банки леденец или шоколадную конфету и протягивал и детям, и взрослым. Рядом с ним одинокие переставали быть одинокими, а хворые забывали о своих болезнях.

DSC02930  Баба Хари Дасс – это тайна. Без единого слова он учит людей простым истинам, которые познал сам. С ним всегда карандаш и записная книжка. В те далекие 70-е, когда люди еще не придумали электронных записных книжек, он носил на шее привязанную за веревочку маленькую доску, мелок и кусочек тряпки для стирания с доски. Теперь он пишет на электронном планшетнике. Но ответы его не изменились с тех пор, они коротки и просты. В большинстве случаев Бабаджи даже не нуждается в том, чтобы записывать свои ответы. Его жесты настолько выразительны, а глаза полны такой мудрости, что ответы человек находит в себе сам, глядя в живые искрящиеся глаза учителя. Бабаджи позволяет людям взглянуть в свои сердца, почувствовать силу и проникновенность настоящего момента.

Поскольку мы узнали, что ритрит посвящен дню рождения Бабаджи, уже приехав в Маунт Мадонна Центр, возник вопрос, что же подарить. Что может порадовать человека, знания и мудрость которого позволяют ему ни в чем не нуждаться. Один из гостей как-то подарил ему пакетик с соленым арахисом. Бабаджи удивленно повертел в руках пакетик, достал из него орех, попробовал и тут же кому-то передарил. Все происходящее было похоже на игру – веселую, незатейливую игру, в которой не важно, что ты делаешь, но важно то, как ты выражаешь свое внимание и отношение к Бабаджи. И тогда я нашла в сумке хрустальный шарик-многогранник, купленный незадолго до поездки в качестве «фен-шуйного» оберега для дома. Шарик переливался, и в каждой его грани сияло крошечное солнце. Чем не подарок для Бабаджи?

Но подойдя к Бабаджи, забываешь обо всем на свете. Просто не знаешь, что делать, улыбаешься глуповатой счастливой улыбкой, а он тебе дарит большой шар своей любви к людям, к миру, к жизни. Протянула ему шарик, Бабаджи взглянул на то, как он мерно болтается на нитке, протянул к нему руку и тут же отдернул. Опять игра!… В этот момент я почуствовала, что слова исчезли – все разом растворились и исчезли. И только одно желание наполняло меня, чтобы Бабаджи взял у меня эту безделушку и я смогла бы поскорее подвинуться с этой ковровой дорожки, где, мне казалось, все смотрят на меня с моим стеклянным шаром на нитке. А тем временем Баба Хари Дасс продолжал изучать меня, мои реакции, мои глаза, а я по-прежнему тупо протягивала ему свой чудаковатый подарок. Кто-то подсказал мне, и я положила его на ладонь и снова протянула учителю. Он протянул свою ладонь, тоже сложенную лодочкой, и шарик перекатился в эту лодочку, а оттуда попал в лунку, где хранятся плюшевые мишки, жирафы, обезьяны и прочие мягкие игрушки. Это волшебная лунка Бабаджи, из которой он достает каждый раз что-то новое, в случае, если перед ним оказывается ребенок. И я порадовалась, что внесла свой скромный вклад в эту таинственную сокровищницу.

День рождения Бабаджи стал праздником для всех тех, кто безусловно следует за своим учителем, и для тех, кто пока только ищет свою дорожку, кто пытается найти себя в бурном потоке жизни. Озорная улыбка, полный мудрости и доброты взгляд и открытое сердце Бабаджи помогают людям вспомнить о самом главном – о том, для чего мы все здесь, в чем смысл каждого нашего шага. Чего только не было на этом четырехдневном празднике – рассказы о том, как создавался центр, «беседы с Бабаджи», киртан – песни, исполняемые под звучное пение гитары и барабанную перекличку. Люди знакомились, делились впечатлениями, кто-то танцевал, другие просто сидели рядом с Бабаджи и наблюдали за тем, как он весело и непринужденно общается с детьми, дарит им конфеты и игрушки.  Был и торт с одной свечкой, и спектакль с сюжетом, посвященным  жизни Бабаджи. Одно событие сменяло другое, и создавалось впечатление, что все происходящее – это единый танец, исполняемый человеческими сердцами. А ритм этого танца задал много лет назад человек,  стремление которого к бескорыстному служению людям и создало Маунтейн Мадонна Центр. Он и сейчас продолжает отдавать свое время и силы людям. Все четыре дня Бабаджи приезжал в центр с самого раннего утра и в 8:00 уже общался с теми, кто приходил в зал. Почти целый день он проводил в своем кресле, лишь пару раз отлучаясь в свою комнату. Даже обедал Бабаджи в своем кресле в зале, рядом с людьми. А покидал зал он уже вечером. И все это в 90 лет! Во всем, что делает Бабаджи, выражается преданное и подлинное служение людям.  Его жизнь – его молитва. Ошо говорил своим ученикам: «Пусть все, что вы делаете, будет молитвой». Когда читаешь эти слова, невольно задумываешься, как же достичь такого состояния. Но когда оказываешься рядом с Бабаджи, то видишь, что это возможно, только требует огромных сил и ежеминутной осознанности.

Бабаджи – просто человек, который верит в людей и пытается помочь в их непростых исканиях. Благодаря своему задору и энергии, этот человек с глазами ребенка и мудрым сердцем дает силы и веру тем, кто к нему приходит, и в этом его молитва.

 

This entry was posted in Неоткрытая Америка. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s